“…Я был хорошим моряком”
И.А.Бунин. Кировоградский портал

Есть у позднего Бунина коротенький рассказ “Бернар” о моряке, водившем яхту Ги де Мопассана. Этот “чистосердечный и верный человек”, согласно обоим великим писателям, был столь хорош в своем деле и столь беззаветно предан ему, что последними его словами перед смертью были: “Je crois bien que j’etais un bon marin” (“думаю, что я был хороший моряк”).

Простая бесхитростная история, но сколь глубокий смысл нашел в ней Иван Бунин: “:бог всякому из нас дает вместе с жизнью тот или иной талант и возлагает на нас священный долг не зарывать его в землю. Зачем, почему? Мы этого не знаем. Но мы должны знать, что все в этом непостижимом для нас мире должно иметь какой-то смысл, какое-то намеренье, направленное к тому, чтобы все в этом мире “было хорошо” и что усердное исполнение этого божьего намерения есть всегда наша заслуга перед ним, а посему и радость, гордость”.

Смерть вообще часто настраивает на философский лад и располагает к мыслям о вечном. Хотя и думаем мы в такие моменты все-таки о живых. Просто, оказываясь на какое-то мгновение рядом с этим Последним Порогом, не хочется копаться в мелких обидах и размениваться на мелочи. На минуту прикасаясь к Бесконечности, на минуту же обретаешь способность как бы увидеть мир со стороны. И тогда, в этот краткий миг измененного состояния тебе могут открыться другие мерки или, вернее, иные меры и, если повезет, ты сможешь понять о жизни и о себе что-то новое.

Год назад не стало Анатолия Олейника. Как многое мы поняли и узнали за этот год! За тот недолгий срок, что он пробыл на посту городского головы, как резко изменилось наше мнение и о нем самом, и о том, каким вообще должен быть настоящий городской голова – главный представитель городской общины, ее защитник и ходатай. Сколько непримиримых противников Анатолия Алексеевича успели стать его искренними и горячими сторонниками, неожиданно для самих себя, увидев в Олейнике не чинушу, дорвавшегося до мэрского поста с единственной целью – нахапать, сколько удастся, а там хоть трава не расти (ведь преимущественно так и поступало большинство его предшественников, и с чего бы этот должен был стать исключением?), а подлинного Хозяина – сметливого, рачительного, порой грубоватого, но неизменно думающего о городе и его людях, как о своем, о кровном. Как там у Маяковского, “за всех я заплачу, за всех заплачу”.

Будучи прежде всего человеком, Анатолий Олейник отнюдь не был лишен нормальных человеческих слабостей. Но его собственная болезнь и осознание скорого конца многое открыли и ему самому, и нам, горожанам. Стремясь оставить по себе добрую память, остаться в наших сердцах и душах, Ковалевский парк. КировоградОлейник спешил сделать как можно больше – построить хоть еще один дом, помочь кому-то с лечением, пустить трамвай, оживить давно бездействующие фонтаны наконец. Не замахиваясь на великие прожекты, он методично и упрямо двигался по пути малых дел. Трогательная мелочь, не более, но вспомните: именно Анатолий Алексеевич впервые за много лет возмутился: да что же это, дескать, такое, во что превратились наши парки и скверы? Куда делись скамейки с проспекта Ленина? И ведь не просто сказал – сделал, исправил. Он не боялся прямых вопросов и не уклонялся от резких ответов. Собранная им команда единомышленников и по сей день остается лучшей в своем роде. Неслучайно они в подавляющем большинстве не сработались с новым хозяином мэрского кабинета, ведь ни преемником, ни наследником назвать его не получалось – язык не поворачивался. Зато их потенциал сумел оценить другой Руководитель – губернатор Алексей Гаркуша, пригласив многих из них на работу в облгосадминистрацию. Все равно ему сплошь и рядом сейчас приходится делать то, что, по идее, должен был бы делать городской голова.

Вдруг облетела демагогическая шелуха с былых споров и раздоров, и стало отчетливо ясно, кто чего стоит, кто за что стоит. Для кого нет дел важнее, чем заботы общины, а кто, спекулируя на слухах, сплетнях, а то и откровенной лжи, спешил набрать очки в страстном желании поскорее усесться в еще теплое кресло. Вдруг предстали в своем истинном обличье его мнимые друзья, липовые радетели за благо народное, приживальщики, бездари и мародеры. Всем памятна внезапная мутация членов известной депутатской группы, тех самых, которые пришли на похороны городского головы, скорее, чтобы уж наверняка убедиться – их неустанные труды принесли, наконец, долгожданные результаты, нежели чтобы сказать вместе с тысячами горожан последнее “прости” настоящему народному мэру. И месяца не прошло, как они вдруг предстали перед изумленными взорами николаевцев его первейшими соратниками и сподвижниками.

Ну да Господь им судья. Перед масштабом личности Анатолий Олейника как-то меркнут дрязги и разборки. Вспоминая его, хочется говорить о настоящих людях, о тех, кто, как моряк Бернар, осознал свой талант, свое призвание и, выполнив Божье предназначение, развил в себе дарованные Им способности, “чтобы все в этом мире “было хорошо”". И ведь стоит только оглянуться по сторонам, чтобы увидеть и понять: есть, есть такие и в нашем городе, они здесь, рядом, стоит лишь захотеть их заметить. В каждом номере “Нового горожанина” мы рассказываем о них, о живых и “присоединившихся к большинству”, о таких разных, но похожих в одном – каждый из наших героев, будь то доктор Михаил Терзийский со своими коллегами-единомышленниками, художник Роман Вайншток, бизнесмен Вячеслав Рукоманов, депутат Виктор Горбачев, психолог Илья Стариков, поэты, писатели, артисты – каждый из них рассмотрел и взлелеял в себе талант, данный им свыше, поставив его на службу людям.

Снова и снова вдумываясь в рассуждения Ивана Бунина, понимаешь: большинство наших нынешних руководителей достойны не презрения, не ненависти, а сожаления. Ну не довелось им осознать, каким же именно талантом наградил их Всевышний. Возможно, и даже наверняка, кто-то из них был хорошим парторгом-ракетчиком, кто-то был просто создан, чтобы стать душой любой компании, балагуром-весельчаком, певцом-гитаристом – да вот не открылась им истина и кинулись они искать себя в других ипостасях. А что не получается у них, как надо, так то не вина их, а беда. Ведь придется же когда-то, оглянувшись на пройденный путь, дать отчет, хотя бы самому себе, для чего жил, что оставил людям. И многие ли смогут сказать, как Бернар: “Я был хорошим моряком”?..


Догори