Тихая катастрофа
Наши дети. Кировоград

На днях сосед забрал из роддома жену с новорожденной дочкой. Прежде чем войти в подъезд, молодой папаша остановился и долго смотрел на крошечное личико в обрамлении кружев. Так в нашем огромном 95-квартирном доме появился восьмой ребенок. Только в одной семье ребенок не единственный. Есть еще с десяток молодых людей, которых уже, пожалуй, не назовешь детьми. Все.

Виктор Гюго писал: “Если к сорока годам комнаты твоего дома не заполнятся детскими голосами, их заполнят кошмары”. Он прав. Стремление продолжить себя в детях так органично, так свойственно всему живому. А в официальных документах и в газетных публикациях все чаще мелькает слово “депопуляция”. Это слово – наукообразный эвфемизм, призванный заменить в употреблении страшноватое слово “вымирание”.

Сколько же нас, населяющих землю украинскую? Точных данных нет, поскольку давно уже не было переписи. В речи дикторов Центрального телевидения и Украинского радио все еще встречается фраза про “пятидесятидвухмиллионную Украину”, хотя известно, что с момента обретения независимости происходит уменьшение численности населения в диапазоне 350-400 тысяч человек ежегодно. Иными словами – исчезает каждый год с лица нашей земли такой город, как Херсон. Николаевская область в этом процессе самая что ни на есть средняя. Не хуже других, но и не лучше. Таким образом, население Украины не может превышать 48 миллионов с небольшим хвостиком.

Наши дети. Кировоград

Почему так происходит? Ответ, на первый взгляд, лежит на поверхности. В Украине стали больше и раньше умирать, а рожать стали меньше. В этом нет ничего, казалось бы, удивительного, если учитывать, что за последние десять лет ВНП (Валовой национальный продукт, иными словами – все, что произведено страной) уменьшился с 2750 долларов на человека в год до 790 долларов (завышенные данные). А благосостояние среднего украинца, да и показатели смертности сейчас находятся где-то на уровне, бывшем у нас в конце пятидесятых годов. Но в то время, когда Черновол работал 2-м секретарем райкома комсомола, населенность Украины быстро росла, почему же сейчас “депопуляция”? Курить и пить больше не стали, это правда, структура питания (если сравнивать потребление мяса, молока, яиц) примерно та же. Экология по сравнению с благоприятными в демографическом плане восьмидесятыми годами даже лучше из-за другого явления с приставкой “де” – деиндустриализации. Тем не менее Украина уже прошла некий умозрительный рубеж, за которым начинается физическое вымирание народа. За прошедшие десять лет средняя продолжительность жизни в наших степях уменьшилась на 5-6 лет у мужчин и на 2-3 года у женщин. Как бороться с преждевременным уходом из жизни, понятно. Это – качественная и доступная медицина, достаточное и рациональное питание, чистая вода и здоровый образ жизни. В наших условиях это выглядит утопично, однако, и не так уж недостижимо, если вдуматься. Есть примеры. Но вся штука-то в том, что если даже все население “неньки” будет сплошь состоять из долгожителей-Мафусаилов, процесс вымирания будет лишь замедлен, не более.

Давно подсчитано, что для простого сохранения численности народа необходимо, чтобы на сотню женщин детородного возраста приходилось 210-215 детей. Ниже этого порога – неуклонное уменьшение популяции с прогрессирующей скоростью. Так вот в Украине этот порог перейден еще в 1992 году. В некоторых регионах число детей едва превышает сотню, в среднем же по стране – менее 150. В Николаеве, например, первый роддом стоит полупустой, там в неделю рожают три-четыре женщины, изредка – до семи.

Наши дети. Кировоград

Еще один аспект надо бы упомянуть. Известно, что в период с 1990 по 1998 в Украине закрылось около 3600 сельских школ. И не только по причине безденежья, но и по причине гораздо более серьезной – некого учить. Последних данных у меня нет, но нет и оснований полагать, что за последующих два года что-то изменилось к лучшему. Как ни ухудшилась жизнь горожанина, но село вовсе докатилось до уровня месячного дохода, сравнимого в денежном выражении со стоимостью ужина в недорогом киевском кафе. И хотя сельское население Украины в настоящий момент уступает по численности городскому, именно село является во всех регионах без исключения, оплотом титульной нации – этнических украинцев. Сказать, что демографическая ситуация в селах, а особенно в небольших селах, внушает тревогу – значит, ничего не сказать. В них наиболее отчетливо видна и явная социальная деградация. Населены они преимущественно старушками, жидко разбавленными стариками. Повторюсь – речь идет о титульной нации. При сохранении сегодняшних тенденций этнические украинцы через 30 лет, очевидно, нет, не станут нацменьшинством, но и не будут превышать половины населения страны.

Парадоксально, но и: в крупных городах, а особенно в столице, где уровень бюджетного финансирования одного жителя превышает среднеукраинский уровень в пять с лишним раз, что создает совершенно иной тип, я бы даже сказал, цивилизации, уровень рождаемости также недостаточен. Согласно опросам до четверти молодых бездетных киевлянок вообще не планирует иметь детей, более половины считает достаточным иметь только одного ребенка. Хорошо, что есть женщины, уже имеющие детей, треть из них не против еще одного ребенка: при улучшении материального положения. К чему все это приведет в недалеком будущем? Во-первых, конечно же, к постарению нации. Уже сейчас число иждивенцев превышает число работающих, и эта диспропорция неуклонно будет увеличиваться. Отсюда – мечты о приличных пенсиях должны перейти в разряд несбыточных. Накопительной пенсионной системы по ряду причин не создано, и у наших стариков нет и не будет еще долго иного источника обеспечения достойной старости, кроме как быть на содержании у своих детей, вернее, у сына или дочери. При этом следует иметь в виду, что каждый пятый житель Украины умирает еще при жизни родителей, или одного из них, чаще всего – матери. У одинокой, бесприютной, нищей и убогой старости в Украине – женское лицо. Второе – вялый экономический рост. Самые лучшие законы при обильных инвестициях не помогут стране, в которой некому работать. У любого государства источников благосостояния всего два – производство товаров и услуг и торговля ресурсами, ну можно еще грабить соседей. С первым у нас туго, второго просто нет, а третье: Для третьего тоже люди нужны, а считать людей ресурсом, ресурсом ценнейшим, да к тому же восполнимым у нас никогда не умели, не умеют и теперь.

Наконец, при жизни нынешнего поколения Украину опередят по населению Турция и Польша, что наряду с экономическим превосходством, уже достигнутом, поставит эти страны в иное положение по отношению к нам. Нетрудно догадаться в какое. Увы, все это не является фантазией или даже одним из вариантов прогнозируемого будущего. Увы, увы, увы, настоящее таково, что подобное развитие событий практически неизбежно.

Ну хорошо, представим себе, что многочисленные обещания “батьк?в народу” обрели, наконец, конкретный смысл, экономика окрепла, государство изыскало средства на социальную защиту, правительство приняло ряд драконовских мер: запретило аборты и эмиграцию, разрешило многоженство, и рождаемость выросла, скажем, вдвое, в страну в массовом порядке завозится рабочая сила из стран третьего мира, свои дети ведь еще должны вырасти. Что тогда? Тогда Украина, развиваясь со скоростью 8-12 процентов экономического прироста в год, способна будет за 40-50 лет достичь среднеевропейского уровня, при условии, что вся остальная Европа, не превысит темпов развития в 2-3 процента в год. Вы способны поверить в такой сценарий?

Сегодня мы имеем экономический рост, находящийся, так сказать, в пределах точности бухгалтерских вычислений, средняя зарплата не достигает даже прожиточного минимума одного человека, не говоря об иждивенцах, а недреманное око Запада и небезуспешные усилия правоклирикальных кругов превратить церковь в часть государственного аппарата делают вряд ли возможным жесткие меры. Остается приток рабочей силы из-за рубежа. Он вполне реален и, фактически, уже происходит. Со скоростью до 70 тысяч человек в год. Украинца уже не удивляет фермер-кореец, торговец-афганец и зоотехник из Уганды. Практически по всем показателям экономической и социальной жизни, за исключением уровня образованности населения и количества больничных коек, Украина оказалась на уровне среднеразвитых стран Латинской Америки и быстро приближается к менее развитым. Поскольку, и количество больничных коек сокращается и впервые за 60 лет отмечены неединичные случаи функциональной неграмотности призывников, в том числе и в Николаевской области. Но вот, что характерно: страны, находящиеся на еще более низкой ступени благосостояния, чем наша, не страдают от недостаточной рождаемости, скорее, наоборот. Особенно высока рождаемость в мусульманских странах, в Йемене, например, на сто женщин приходится 737 детей, в Египте 366 детей. Я уже говорил, что в пятидесятых-шестидесятых годах и у нас, несмотря на трудную жизнь, детей было больше, чем нужно для простого воспроизводства. Затем наступил длительный спад рождаемости, хотя рост уровня жизни был несомненный.

Значит, дело не в бедности. Нацию убивает не недостаток материальных благ, а страх, отсутствие перспектив, крушение надежд. Если нет возможности обеспечить достойную жизнь семье, общество представляется бандой уголовников, а государство их главарем, то зачем тогда плодить себе подобных?

Каков же вывод? Он не утешителен. Без кардинального изменения системы ценностей, без переориентации приоритетов с государства на человека, на этнос, будущее украинского народа выглядит проблематичным. Да и не только украинского, но и вообще всех восточных славян. В России ситуация нисколько не лучше. Нет, благодатные земли северного Причерноморья не останутся без людей. Скорее всего, и в будущем эта территория будет называться Украиной. Географические названия ведь самые стойкие. Так, название столицы Эстонии Таллинн в переводе означает “Датский город”. Где сейчас эти датчане? Вопрос в том, какой народ будет населять Украину и на каком языке будет говорить этот народ:


Догори